Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Вечная жизнь Старого города-2

.

Местные жители свято верят в то, что так и было. Во всяком случае, хочется напомнить, что другие «пушкинские» адреса Симферополя также вызывают споры. И поэтому, мне кажется, что дом по ул. Володарского, 18 должен быть внесён в симферопольскую «Пушкиниану», даже если нога Поэта ступала в этот дом хотя бы на минуту.

Эту историю, кстати, подтвердил и старожил города, легендарный спелеолог и знаток истории Симферополя К. В. Аверкиев. Сам дом, конечно, уже многократно перестраивался, о старине, особенно с фасада, уже напоминает немногое (гораздо лучше сохранился соседний дом, №16, принадлежавший в пушкинские времена некоему доктору), но главное его сокровище — люди, бережно хранящие внутри своего жилища память о кратком пребывании в нём первого поэта России.

А напротив, в доме №13, жил уже современный поэт, к сожалению, рано ушедший из жизни — Геннадий Пономаренко. Кто знает, может когда-нибудь и на этом доме появится мемориальная доска…

Построены на века

Есть памятная доска на доме с противоположной стороны пер. Сивашского, соединяющего улицы Володарского и Курчатова (официальный адрес — пер. Сивашский, 5). Текст на доске гласит, что в этом доме жил учёный я, личность которого настолько велика и многогранна, что не в этой статье её описывать.

А вот о самом доме, к сожалению, в отличие от бывшей гостиницы «Одесса», сведений получить не удалось, во многом из-за ограниченности во времени. Дом начала XX века, очень своеобразный, напоминает старый симферопольский дворик, вывернутый наизнанку: фасад облеплен живописными балконами (один из них подпирает снизу прямоугольная колонна-упор), а во внутреннем дворике балконов нет, хотя в Старом городе чаще бывает наоборот. Ну не может быть, чтобы этот симпатичный дом не имел богатой истории! Может, когда-нибудь получится разузнать о нём поподробнее, как и о некоторых других домах… 

Раз уж мы по переулку Сивашскому вернулись на улицу Курчатова, по ней и пойдём. Бесспорное украшение улицы — дом №17 на углу с переулком Курчатова. В сезоне 1925-1926 годов музыкальной частью симферопольского драматического театра заведовал не кто иной, как Исаак Осипович Дунаевский, и жил он как раз в этом доме (улица тогда называлась Госпитальной). Почему на доме нет памятной доски, посвящённой этому, вопрос к городским властям.

Впрочем, это объяснимо: Дунаевского сначала возвели на пьедестал, потом с клеймом «придворный композитор» с этого пьедестала с шумом свалили — но ведь музыка не бывает идеологически выдержанной и невыдержанной; музыка бывает ХОРОШЕЙ и ПЛОХОЙ. Дунаевский писал ХОРОШУЮ. Его мелодии напевают до сих пор, даже не зная имени автора.

Ждёт ли это в будущем какого-нибудь Ивана Дорна или Егора Крида? Ой, сомневаюсь… Нельзя забывать Симферополю о таких своих жителях, как И. О. Дунаевский. 

Самому же дому больше всего подходит эпитет «основательный». Даже с облупившейся штукатуркой, с обнажившейся кое-где каменной кладкой и трещинами он производит впечатление построенного на века. Этакая маленькая средневековая крепость, а скорее — окаменевший рыцарь, закованный в серые латы.

Одной ногой, превратившейся в массивную каменную арку, он словно опёрся на землю, чтобы ощутить ещё большую прочность. Арка настолько мощная, что в её левой половине разместилась целая квартира. А сам дом, конечно, требует солидной реставрации, и, если это произойдёт, простоит, уверен, ещё не один век.

И вот этот дом под снос?!

В самом начале улицы Курчатова нужно обратить внимание на дом №5. Первая ассоциация, которая приходит в голову при виде этого дома — Землескрёб из романа В. Орлова «Шеврикука, или Любовь к привидению». Дом, вход во двор которого расположен со стороны ул. Курчатова, словно вползает в пересекающийся с улицей переулок Фельдшерский. Построен он был в 1905 году в качестве постоялого двора, во внутреннем дворе находились прачечные и конюшни, затем здесь были коммунальные квартиры.

Сейчас дом, к огорчению, сильно запущен, особенно удручающее впечатление производит рушащийся балкон угловой квартиры второго этажа. И, видимо, это и дало основание предыдущей, бахаревской, администрации (не к ночи будь помянута) признать дом по ул. Курчатова, 5 не имеющим исторической ценности и приговорить его к сносу.

А ведь это далеко не так. Дом представляет собой ценность уже хотя бы из-за одного некогда жившего в нём человека, имя которого — Зиновий Бекман. Человек необычной судьбы, музыкант по образованию, писатель по призванию, крымчанин по духу, он прожил свои детские и юношеские годы в доме по ул. Госпитальной, 5, там сформировался как личность и оставил нам массу произведений как художественного, так и мемуарного характера, представляющие огромную ценность для всех, интересующихся историей Симферополя.

С 1996 года Зиновий Пейсахович живёт в Израиле, но в душе остаётся патриотом России, Крыма и Симферополя — кстати, писать он начал, когда ему было уже за семьдесят, и, поверьте, этому человеку было и есть что рассказать. В Интернете есть целая страница, посвящённая Зиновию Бекману, и если кто-то после прочтения моей статьи на эту страницу зайдёт — уже только из-за этого я свои «записки дилетанта» писал не зря.

А ещё, по свидетельству В. Ф. Неукрытого, в годы Великой Отечественной войны в доме Бекмана располагалась штаб-квартира подпольщиков. И вот этот дом под снос?

Общественность дома во главе с местной жительницей, руководителем профсоюза работников почты Н. Н. Краденовой готовит обращение к новой городской администрации насчёт признания дома Бекмана памятником культуры, и, если решение на этот счёт будет положительным, то и сам дом, возможно, приведут в порядок. Пожелаем Надежде Николаевне и её соратникам удачи, ведь настоящие симферопольцы по достоинству ценят каждую отвоёванную у бюрократов частичку своей истории.

Требуется рука умелого реставратора

Возвращаемся на ул. Володарского. Здесь привлекает внимание дом напротив поворота в переулок Спендиаровых (ул. Володарского, 5). Дом этот принадлежал до революции купцу по фамилии Пилюк, который занимался перегоном лошадей. А что — вполне достойное занятие, не то что выкачивание недр, на котором поднялись многие современные «купцы». Кстати, очень часто, беседуя с местными жителями, я узнавал, что во многих дворах раньше были конюшни, может быть, они к вышеупомянутому Пилюку как раз и имели отношение. 

 Главенствующий над улицей Володарского дом Пилюка — полная противоположность возвышающемуся над улицей Курчатова дому Дунаевского: изящный, в цветных тонах, с симпатичными лепными украшениями на фасаде. Но и ему требуется рука умелого реставратора. Если эта рука будет приложена, Старый город получит ещё один радующий глаз экскурсионный объект.

Старенький Къаал

А теперь перенесёмся на улицу Краснознамённую. Здесь, во дворе дома №33, находится главная достопримечательность этой улицы, имеющая значение и для города в целом. Это молитвенный дом крымчаков, часто называемый неправильно синагогой; правильное же его название Къаал. Построен он был, согласно официальным документам, в 1896 году на деньги крымчакской семьи Анджело, а в 1930 году был закрыт и переделан под жилой дом, каковым является и сейчас.

Надо отдать должное его жителям: к своему историческому дому они, по крайней мере внешне, относятся весьма бережно. 

О трагедии маленького народа крымчаков широко известно. Это в процентном отношении самый пострадавший в годы Великой Отечественной войны народ, потерявший 80 процентов своей численности. Крымчаки исповедуют ортодоксальный иудаизм, и поэтому, по плану Гитлера, подлежали уничтожению вместе с евреями. Но крымчакский народ не исчез, и, хочется надеяться, никогда не исчезнет.

А каких замечательных людей дал он Крыму! Автору статьи довелось быть знакомым с археологом Игорем Ачкинази. В годы активных занятий «Что? Где? Когда?» приходилось сражаться за игровым столом с организаторами этой игры в Крыму — блестящими эрудитами Вадимом и Натальей Кокозами, а в период работы над статьёй я познакомился с председателем крымчакского общества Дорой Товьевной Пирковой — патриотом и хранительницей памяти своего многострадального народа.

Оказывается, симферопольский Къаал до сих пор не внесён в Единый государственный реестр объектов культурного наследия народов РФ — и уже более 15 лет крымчакская община во главе с Дорой Товьевной борется за то, чтобы это внесение наконец состоялось. И это должно произойти — ведь крымчакский народ, давший нашей стране немало героев войны и ярких деятелей культуры и искусства (достаточно назвать хотя бы поэтов-фронтовиков И. Сельвинского и Я. Чапичева, генерала В. Я. Колпакчи) заслужил это. И старенький Къаал — конечно, не в ущерб проживающим сейчас в здании людям — будет сохранён для потомков, среди которых, хочется верить, будут и представители крымчакского народа. 

Достойное занятие

А теперь как раз от Краснознамённой, 33 поднимемся немного вверх по ул. Малофонтанной и свернём на небольшую, извилистую улицу Пограничников. Когда-то она называлась переулком Провиантским — и, видимо, не случайно, потому что самый приметный дом на этой улице под №4 принадлежал до революции мяснику.

Сам хозяин жил в этом крепком двухэтажном доме, а двор, где сейчас тоже жилые квартиры, представлял собой комплекс лабазов. Главный же дом очень интересен. Сложенный из крепких каменных блоков, с колоритными деревянными балконами, он обликом своим напоминает что-то кавказское, но вот остаток старинного орнамента на фасаде наводит на мысль об иудейском происхождении хозяина, хотя тут я могу ошибаться.

Жаль, что в ходе моих изысканий мне не удалось узнать имя этого мясника, снабжавшего, по словам старожилов, мясом и колбасными изделиями весь Симферополь (если не Крым), но придет время, и это имя станет известно. Кормить людей — это прекрасное занятие, и тот, кто занимался этим в большом масштабе, достоин того, чтобы его имя было известно потомкам. Да и дом он построил красивый, необычный, украшающий свой район. Обязательно при первой возможности продолжу эту тему. 

Просто красиво, но заброшено

И ещё об одном месте в Старом городе хочется написать — месте не историческом, а просто красивом и достойном лучшего состояния, чем то, в котором оно сейчас находится. Это район лестницы, соединяющей улицу 8-го Марта с Петровской балкой. Лестницу эту, по словам старожилов, принято называть Скифской.

Чтобы полностью прочувствовать колорит этого места, нужно с ул. Студенческой пройти по бывшему переулку Водопроводному (сейчас это начало ул. 8-го Марта), затем свернуть либо влево, где улица 8-го Марта идёт вдоль обрыва, либо, ещё лучше — вправо, в переулок Обрывной, где время, кажется, даже не остановилось, а движется вспять. И, спустившись по этому переулку на ул. 8-го Марта, свернуть чуть влево, и попадаешь в царство буйной зелени, которой пышно порос весь обрыв, спускающийся к пустырю у входа в Петровскую балку.

Акации, дикий миндаль, рябина — всё густо смешано в какой-то сумасшедший зелёный коктейль, а с самого края обрыва открывается потрясающий вид на юго-восточную часть города. Портит этот вид только гигантская «крабовая палочка», выросшая на месте кинотеатра «Мир». Ну, да и шут с ней — не офисно-торговый центр, и ладно.

А Скифскую лестницу, расположенную правее от пер. Обрывного, зелень живописно окаймляет сверху, придавая ей вид вытянутой в длину беседки с аркой.                                   Но вот наступает осень, листва опадает, и сразу же обнажаются все язвы обрыва. Уже обращаешь внимание на то, что ступени Скифской лестницы в большинстве разбиты вдрызг, на самом обрыве открываются взору развалины брошенных домов, и, конечно же, всюду треклятущие пластиковые бутылки, зараза похуже СПИДа — вот как раз то место, до которого у жэка №6, по-видимому, ещё не дошли руки. А сами гадящие граждане — неужели не жалко гробить мусором такую красоту? 

Ведь так и напрашивается здесь благоустроенная зелёная зона со смотровой площадкой, и самое главное — чтобы её продолжением стал пустырь перед входом в Петровскую балку. Но, увы, уже появилась на пустыре отгороженная Его Величеством Забором зона. Интересно, что там будет строиться — неужели очередной архитектурный гоблин? 

Самый загадочный дом Симферополя

Ну и, наконец, вторая, наряду с бывшей Талмуд-Торой, жемчужина Старого города — дом Крылова по ул. Ефремова, 18, называемый в народе ещё «домом с сердечками». Не знаю, для кого как, а для меня дом Крылова — такой же символ Симферополя, как и башня с часами на железнодорожном вокзале, как и здание Русского драматического театра.

Когда я впервые увидел этот дом, то показалось, что он по какой-то случайности перенёсся сюда из какого-нибудь кукольного европейского государства типа Мальты или Сан-Марино. Даже обычные печные трубы на нём выглядят как украшения крыш на старинных южноевропейских замках, а металлические «сердечки», оказывается, играют не только декоративную, а и чисто практическую роль крепежей для стен.

И весь дом выглядит, словно декорация к спектаклю по доброй сказке с хорошим концом. И это несмотря на массу легенд и слухов о нём, как ни о каком другом доме в Симферополе. Даже дата его постройки весьма туманна. По официальным данным, дом построил инженер Ф. Крылов в 1910 году для сдачи номеров внаём. Однако приходилось слышать и другую дату — 1906 год, а Т. К. Казачкина, хранительница официальных бумаг о признании дома Крылова памятником архитектуры, утверждает, что когда она поселилась в этом доме в 1952 году, то он уже к этому времени справил свой столетний юбилей!

Так, может быть, имеет под собой основание и ещё одна легенда о том, что бывал в этом доме другой Крылов, который Иван Андреевич? А распространённейшее мнение многих симферопольцев, что дом Крылова был когда-то публичным, и «сердечки» — этому подтверждение? Где здесь истина и как её установить? 

А, может, не стоит устанавливать? Легенды и домыслы вокруг дома Крылова только добавляют ему очарования. (Кое-что попробую передать на фотографиях, но лучше воспринимается, конечно, вживую). А самый загадочный дом Симферополя продолжает жить, и его жильцам немного по-хорошему завидуешь. Это ведь всё равно, что жить в сказке, пусть даже её сюжет и подзабыт.

И вот я задаю вопрос: является ли всё то, о чём написано в этой статье, ДОСТОЯНИЕМ Симферополя, или, как поётся в актуальной после ростовских событий известной частушке, «пусть горит там что попало, лишь бы не было войны»? Сейчас, когда новая администрация города, похоже, твёрдо вознамерилась навести в столице Крыма порядок, может, наконец-то стоит обратиться к примеру Евпатории?

Поэтому и необходима вечная жизнь Старого города — средоточия многовековой истории Симферополя.   

 Сентябрь-ноябрь 2017г.

Список использованной литературы:   

 В. Широков, О. Широков, А. Доля: «Симферополь: улицы и дома рассказывают». 

 В. Поляков: «Улицы Симферополя».   

Н. Пупкова: «Век — ещё не старость».   

 С. Белова: «Симферополь. Этюды истории, культуры, архитектуры».

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду чтобы оценить!

Средняя оценка / 5. Людей оценило:

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *