Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Эта мечта обязательно когда-либо сбудется

.

В последнее время на телеэкране и в Интернете замелькал историк и политолог (вот ещё примета времени — в стране, остро нуждающейся в созидателях, расплодилось, как татуировок на телах футболистов, представителей такой профессии, как «политолог»!) Александр Сытин. Ведущие позиционируют его как человека энциклопедических знаний, и, если это так, то не мне, человеку со средним образованием, вступать с ним в полемику.

И тем не менее я попытаюсь это сделать. А для того, чтобы читатель понял, почему я ввязываюсь в заочный спор с человеком другой интеллектуальной весовой категории, для начала приведу несколько цитат из выступлений г-на Сытина. Вот, например: «Русские — я имею в виду всё население — вне государственных рамок абсолютно не способны к самоорганизации».

Или: «Крайне низкий, чудовищный уровень отношения к труду и к работе. Только в России может существовать поговорка «Труд — проклятие Божье» (что-то я, за пятьдесят с лишним лет жизни, раньше никогда не слышал такой поговорки. Уж не сам ли Александр Николаевич её и придумал?). Дальше, как в сеансе Кашпировского, напряжение ещё больше нагнетается: «Достаточно посмотреть некоторые передачи, чтобы понять весь чудовищный нравственный уровень современного российского общества. Я считаю, что причины тех событий и того, что будет, нашего неопределённо тёмного будущего, состоят… в низкой сущности страны, если угодно… в её духовной сути».

Ну и вишенка на сытинском торте: «Я считаю Россию абсолютным злом. Вот просто Россию как целое, я считаю абсолютным злом, таким воплощением зла. То, что это является воплощением зла, порождающим зло из самого факта своего существования, ну, в общем, для меня это очевидно. А человек с такой позицией, в общем, понятно, не может занимать и высказывать каких-нибудь конструктивных мыслей, кроме мыслей о том, что рано или поздно в той или иной форме это зло должно быть уничтожено».

Вот так. Знаете, любить или ненавидеть каких-либо конкретных политических или общественных деятелей — личное дело каждого, так же, как и может, и должна быть конструктивная критика власти и имеющих место в нашей жизни негативных явлений (сразу признаюсь, лично я не питаю никаких тёплых чувств к подавляющему большинству современных российских политиков).

Но из уст г-на Сытина звучит совсем другое. Он, по сути, выносит смертный приговор России только за то, что она Россия, а русским — только потому, что они  русские. Это всё равно, как если бы фразу «Карфаген должен быть разрушен» произносил бы регулярно не римлянин, а карфагенянин.

И что ещё буквально только что пришло мне в голову: если заменить в сытинских речах слова «Россия» на «Украина», а «русский» и «российский» — на «украинец» и «украинский», и, больше ни одного слова не меняя, вложить эти речи в уста какого-нибудь украинского краснобая — и долго бы этот краснобай прожил в стране победившей «демократии»? Да его максимум через неделю без разговоров отправили бы вслед за Олесем Бузиной!

А у нас Сытину предоставляется в том числе и федеральный канал. Это к вопросу об «отсутствии» в России свободы слова. Оно и пусть бы говорил Александр Николаевич всё, что угодно, «собака лает — ветер носит», но проблема в том, что страшен, в общем-то, не столько сам Сытин, сколько то, что у него появляется всё больше и больше поклонников. У нас ведь любят «правдорубов». Подавляющее большинство комментариев к его выступлениям в Интернете — положительные.

Что можно этому противопоставить? Да только свои личные скромные симферопольские наблюдения.

Начну я, правда, не с симферопольцев. Есть в России два всем известных абсолютно русских человека, два Сергея — Шнуров и Зверев. Вот интересно, какое место в рассуждениях г-на Сытина заняли бы они? Почему именно они — сейчас объясню. Скажу сразу: отношусь к Шнурову и Звереву отрицательно как к творческим единицам. И не потому, что я ханжа, скорее наоборот, а потому, что то, что они несут со сцены — это не музыка, не поэзия, а то, что в 90-х ещё один как бы музыкант охарактеризовал применительно к своему как бы творчеству словами «пипл хавает».

Но вот перед Шнуровым и Зверевым как личностями я снимаю шляпу. Как только на преподносимое ими со сцены пройдёт мода, его просто забудут, как забыли этого «пиплхавальщика», а останутся в памяти народа их поступки: покупка Шнуровым квартиры за свои деньги для ютившейся в бараке женщины-ветерана и спасение Байкала, состоявшееся благодаря акциям, инициированным Зверевым.

Так в чём же Шнуров и Зверев русские — в творчестве или в конкретных делах? Не знаю, для кого как, для меня — в делах. Но это поступки, получившие всероссийскую известность, совершены популярными личностями — а сколько есть простых, незаметных русских людей, которые живут совсем не так, как думает о них господин Сытин!

***

Наблюдения, которыми я хочу поделиться, адресованы не ему, а той армии интернет-«сытинистов», «лайкающих» за своего кумира в Сети.

Я уже писал о Евгении Шарове, человеке, вырастившем «Валину рощу», благоустроившем собственными силами верхнюю часть Петровской балки, где проживает сам. Свою лепту в превращение этого далеко не центрального уголка Симферополя в оазис чистоты и порядка внёс и один из соседей Евгения Ивановича — Николай Карпенко. Поверьте, созданная им композиция на этакую сельско-бытовую тему стоит того, чтобы показывать её гостям города.

Причём, материалом для её создания послужило всё, что могло пойти на выброс: деревянные чурбаки, старые башмаки и джинсы, пластиковые бутылки… Или автопокрышки — в одном известном городе, не будем показывать пальцем, им не находят другого применения, кроме как сжигание на площадях, а Николай Владимирович увидел в них образы Солнца и белого лебедя. Да ещё и ворота своего гаража он расписал изображениями симпатичных животных.

Подворье дома, ворота дома и гаража Николая Карпенко

Вот что значит, когда фантазия человека работает на добро! Проходят мимо дома Карпенко люди со своими проблемами, стрессами, житейскими неурядицами — и хотя бы на минутку с улыбкой о них забывают. А улыбка иногда помогает там, где самые лучшие психоаналитики бессильны.

А житель посёлка Молодёжное Михаил Фомин сотворил шедевр из общего для трёх квартир коридора и лестничной площадки своего этажа. Причём, вся эта красотища — дело рук не художника или скульптора: Михаил Иванович обычный шофёр. И разве поднимется у кого-нибудь рука в этом коридоре бросить окурок, выплюнуть жвачку, или, Боже упаси, нацарапать на этой стене известное слово? Нет, несмотря на то, что контингент в подъезде бывает разный, стоит в коридоре четвёртого этажа практически идеальная чистота.

Стены в коридоре, преображённые руками Михаила Фомина

И ведь никакие «государственные рамки» не заставляли Михаила Ивановича «самоорганизовываться» — захотел и сделал, на радость хотя бы обитателям отдельно взятого дома.

Жители и гости Симферополя, бывавшие на набережной Салгира в районе главпочтамта, конечно же, обращали внимание на необычную лестницу. Мозаика на передних торцах ступеней уложена так, что при взгляде на расстоянии сливается в фигуру гигантской жар-птицы. Вот такой подарок городу сделала группа под руководством Владислава Бойченко.

Лестница с мозаичной жар-птицей

С Владиславом я давно знаком: это добрый, скромный, мягкосердечный человек, врождённый интеллигент из тех, кто даже в час пик входит последним в переполненный автобус, и уж кто-кто, а он ну никак не тянет на носителя «чудовищного нравственного уровня современного российского общества». Но господину Сытину, похоже, наплевать на мозаичных жар-птиц, единственная «мозаика», которую он складывает с удовольствием — «мозаика» из собственных речей.

А для того, чтобы нести добро, вовсе даже не обязательно создавать что-то материальное. Анна Евсюкова из посёлка ГРЭС без малого двадцать лет руководит в родном посёлке детским кружком интеллектуального творчества. И, по самым скромным подсчётам, за это время через кружок прошло около тысячи ребят.

Из самых разных семей, далеко не всегда благополучных — нет среди них достигших высот Александра Друзя или Нурали Латыпова, но разве в этом дело? Ведь, как признаётся сама Анна Николаевна, главное, чему она учит детей — дружить. И ни один из этой без малого тысячи не ступил на скользкую дорожку (и это в посёлке ГРЭС, где в своё время базировалась одна из самых жестоких ОПГ!), все выросли достойными людьми.

Если и дальше Анна Николаевна будет продолжать нести в детские души такое вот, с позволения сказать, «абсолютное зло», то недалёк тот час, когда ГРЭС будут ассоциировать с ней и руководимым ею кружком, а не с сомнительными «героями» 90-х.

 А Игорь Джекноваров, человек непростой судьбы, украшающий Симферополь резными деревянными скульптурами? Может, для кого-то труд и «проклятие Божье», но только не для мастера Игоря.

Образцы деревянной скульптуры Игоря Джекноварова

А симферопольчанка Ольга Яркеева, которая варит на дому экологически чистое мыло и не продаёт — дарит его людям? А жители дома № 30 по ул. Фрунзе, сделавшие у себя во дворе изумительную зелёную зону, прямо-таки мини-парк? (Вот бы ещё как-нибудь спасти растущий в этом дворе уникальный пятиствольный каштан…) Это всё русские люди, господин Сытин! И их вы тоже причисляете к абсолютному злу?

Да достаточно даже не создавать шедевры, подобные вышеперечисленным, а просто не мусорить вокруг себя и не выплёскивать негатив на окружающих, чтобы раз и навсегда заткнуть рот сытиным и сытинистам. Ну, а там, где бессильны рядовые граждане, должны помочь и власть предержащие: например, отремонтировать аварийные балконы на украшении Симферополя — доме Крылова (ул. Ефремова, 18), при этом не испортив их исторического облика; вычистить от гор мусора речку, протекающую по Петровской балке; закрыть «рыгаловку» в начале переулка Шаталова в районе железнодорожного вокзала — поезда-то рано или поздно в Симферополь пойдут, и чем будут любоваться приезжающие — пьяными разборками, начинающимися уже около 8 часов утра?

Мини-парк во дворе дома № 30 по ул. Фрунзе. К сожалению, гипсовые фигурки начинают разрушаться…

Избавить, наконец, город от непотопляемого «Куба», тем более, что добро на снос уже дано калужским (хорошо, хоть не анадырским) судом, да и ещё пару-тройку архитектурных гоблинов не мешало бы вслед за «Кубом» отправить; взять под жёсткий контроль ввоз автохлама из Краснодарского края и Абхазии, а то вся борьба с пробками и дорожно-транспортными происшествиями превратится в сизифов труд; и главное — остановить хамскую застройку зелёных зон: набережных, парков, скверов и т.п.

Кому будет нужен Крым, полностью превращённый в «Третью улицу Строителей»?

***

В своё время великий чудак Джеральд Даррелл, очарованный заповедником на маленьком новозеландском островке Капити, сказал: «Стоит чуточку постараться — и весь мир может стать сплошным огромным Капити. Но, увы, эта мечта вряд ли когда-либо осуществится». И, тем не менее, для осуществления этой мечты он делал всё, что мог, и даже немного больше.

И вот этих рядовых, на первый взгляд, ничем не примечательных крымчан, названных мною выше, я готов поставить на весы истории рядом с Дарреллом, потому что они сделали что-то для улучшения, пусть и маленького, кусочка Крыма (а, значит, и России). А если к ним присоединятся и другие?

А какова конкретная польза от научной деятельности господина Сытина? Да примерно такая (это опять-таки моё личное, никому не навязываемое мнение), как и от научной деятельности задорновского персонажа, изучавшего «влияние шипящих суффиксов в поэзии Вознесенского на производительность труда такелажников Заполярья».

И не его философия разрушителя поможет реально России, которой сейчас действительно очень тяжело (не в последнюю очередь по вине собственной «элиты») — а скромный честный труд Шаровых, Карпенко, Фоминых, Евсюковых и вот этих самых, условно говоря, «такелажников Заполярья», которым нужны не шипящие суффиксы, а конкретная помощь со стороны государства, чтобы их профессии оказались более почётны и востребованы, чем профессии бесчисленных телевизионно-интернетных «птиц-говорунов», может, и отличающихся умом и сообразительностью, но далеко не всегда — порядочностью.

И тогда Сытину и сытинистам просто будет нечем крыть. Ведь Россия — не зло, она оазис добра в мире распространяющегося зла, которому очень хочется уничтожить добро, но беда в том, что это добро не подкреплено экономической мощью. И было бы неплохо, если бы преображение всей страны к лучшему началось с нашего, пусть и нуждающегося в значительных преобразованиях, но всё-таки прекрасного полуострова.

Чтобы спустя не очень большой отрезок времени можно было сказать, перефразируя Даррелла: «Стоит чуточку постараться, и весь мир может стать сплошным огромным Крымом». А закончить хочется словами: «Эта мечта обязательно когда-либо осуществится».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду чтобы оценить!

Средняя оценка / 5. Людей оценило:

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *